Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Weekend в Каппадокии. День 3. Goreme Open Air Muzeum и турецкая баня

После полетов на воздушном шаре, позавтракав, мы отправились в самую экскурсионную и сохранившуюся часть Турции -
Goreme Open Air Muzeum. Когда-то на этой территории стояло 400 монастырей и церквей первых христиан. Именно здесь несли христианство "в массы" святые апостолы Петр и Павел. Сейчас в этом музее открыто для обозрения всего 6 церквей.

Collapse )

Европа-2013. День 14. Будапешт. Часть 1. Сентендре

Сентендре - небольшой городок в 20 км от Будапешта, куда мы доехали на пригородной электричке примерно за полчаса. Сентендре - в переводе с венгерского Святой Андрей. Это город основали в 17 веке сербы, и на небольшой городок сейчас там аж 4 православных храма. Андрей считает, что в нем текут сербские корни, а один из его прадедов был сербом, поэтому с невиданным воодушевлением мы стали ходить по православным сербским храмам. Надо сказать, иконы в них носят отчетливые черты сербской нации - лики чернявые, бородатые, хмурые. А это на фото совсем не Сентендре, а будапештский парламент, построенный по образу и подобию лондонского. Это мы на пути в Сентендре зафоткали. И погода как в Лондоне:)

Collapse )

"Молитва об Оуэне Мини", Джон Ирвинг

Как всегда сложно писать о романах, я бы даже сказала романищах Джона Ирвинга. Потому что каждый из них - это как огромная эпопея, где одновременно написано и обо всем, и ни о чем конкретно. Биограф так называемых "маленьких больших людей" Ирвинг не терпит никаких границ, его перо безудержно и иногда напоминает того калмыка, который "о чем видит, о том и поет". "Молитва об Оуэне Мини" по характеру письма и построению повествования очень напоминает "Мир глазами Гарпа", однако гораздо менее содержательна.

Когда-то Стивен Кинг сказал, что "никто еще не показывал Христа так, как Ирвинг в своем романе", и с тех пор каждый издатель в каждой очередной аннотации указывает на то, что Ирвинг интерпретирует сюжет Евангелия, где маленький и странный Оуэн Мини - воплощение Иисуса. Если и так, то делает это автор настолько топорно, настолько явно, что простора для размышлений и догадок не остается совершенно. Ирвинг многократно повторяет: Оуэн Мини знал дату своей смерти, он был призван спасти детей, а значит, он Иисус. Логика железная, что и сказать!


Collapse )

"Рубеж", Марина и Сергей Дяченко, Андрей Валентинов, Генри Лайон Олди

Нет, не осилила, не смогла, страниц 100 осталось и я сдалась - прочитала последнюю страницу и отложила книгу далеко-далеко.

2 тома, состоящие более чем из 800 страниц... Конечно, читала я книги и потолще, например, пространные романы Дюма. Но там в этих 800 страницах миллион событий, сотня героев, кровавые войны, жуткие восстания, козни, интриги, приключения. А здесь - мутная вязь из слов ради слов.

Поймите меня правильно, всех пятерых авторов я знаю лично, общалась с ними на фантастических конвентах, бывала на встречах. Четверо из них очень приятные и милые люди, один соблюдает имидж саркастического и резко-непримиримого, но тоже очень умного человека. Дяченок я еще и обожаю как авторов. Но то, что они сделали сообща, на высокую оценку не тянет, хоть убейте.

Лебедь, рак и щука в чистом виде. Лебедь летит в небеса, рак ползет по земле, щука плещется в речке. Дяченки рассказывают лирическую, иногда невыносимую в своей жестокости историю, Олди хотят воспарить в космические мистико-религиозные выси, а земной криптоисторик Валентинов добавляет украинского диалекта, народного фольклора и ядреного юмора.

Collapse )

«Жизнь после Бога», Дуглас Коупленд

Теперь я знаю, кто оказал влияние на творчество Виктора Пелевина и Фредерика Бегбедера. Это канадский писатель Дуглас Коупленд, который впервые заговорил о «язвах конца XX века»: перенасыщении информацией, обилии зомбирующей рекламы, засилью компьютеров и так далее, и тому подобное. Насколько я знаю, Пелевин даже не скрывал, что считает своим учителем Коупленда, да и знаменитое «Поколение П» вышло в свет через год после перевода на русский язык «Поколения Х» Коупленда.

Приятно все-таки читать не перепевки, переделанные под реальность той или иной страны (России, Франции), а первоисточник. Хотя… Хотя возможно просто похожие идеи пришли почти одновременно в головы нескольких писателей одного возраста и одного поколения. Сергей Минаев, который начинает свой «Духлесс» пафосным посвящением «людям своего поколения» - это лишь блеклая и пошлая пародия на то, что до него громко и внятно сказали как минимум трое. Да и поколение у Минаева совсем другое (с Коуплендом и Пелевиным его разделяет почти 15 лет), а вопросы, которые он поднял, совершенно те же: потерянные люди-безбожники потерянного времени. Неужели никакой своей изюминки найти не смог? Конечно не смог! Это же Минаев - Коупленд для поклонников Донцовой, Вербера и Ахерн.

Небольшой роман Коупленда «Жизнь после Бога», написанный в 1994 году, поразительно напомнил мне все произведения Фредерика Бегбедера вместе взятые. Вот уж воистину дети одного поколения. Та же рефлексия, тот же лихорадочный поиск какой-то опоры в жизни, тот же приобретенный, впитанный с молоком матери атеизм, та же неспособность любить и сохранять отношения, та же опустошенность.

Collapse )

В Калифорнии даже Дева Мария занимается серфингом

На железнодорожной эстакаде небольшого городка Энсинитас в Калифорнии неожиданно появилась мозаика из витражного стекла, изображающая Деву Марию Гваделупскую, катающуюся на доске для серфинга, пишет местное издание.



Дева Мария подобно Юлию Цезарю делает несколько вещей одновременно: она и молится, и удерживается на волнах. Мозаика подписана слоганом: "Save The Ocean" (Спасем океан). Городские власти только разводят руками, утверждая, что не давали разрешения на подобное изображение.

Collapse )

Пост: быть или не быть?

Довелось сегодня услышать целую проповедь священника на эту тему. Хорошая проповедь, надо отметить. Я вполне согласна с доводами, которые приводят в пользу поста, но, грешна, сама пробовать не буду.

пост

Collapse )

"Ешь, молись, люби": религиозно-гастрономическая мелодрама

Режиссер Райан Мерфи, который снимал раньше, в основном, сериалы, самый известный из которых - "Лузеры", решил внезапно взяться за мЫлодраму и экранизировать роман популярной американской писательницы Элизабет Гилберт "Ешь, молись, люби". Интересно, что своей любимой книгой этот роман называют Хилари Клинтон, Бритни Спирс, Людмила Путина, Глюкоза. Что получилось у Райана Мерфи и Элизабет Гилберт мы сейчас и обсудим.

"Ешь, молись, люби" Джулия Роберст Хавьер Бардем

Collapse )